Китай снова ударился в марксизм-ленинизм

Внутренняя политика ​китайских властей становится все более «красной».

Китай снова ударился в марксизм-ленинизм

По мере того как глава китайской Компартии и государства Си Цзиньпин все больше концентрирует власть в своих руках, официальная идеология КПК становится все более ортодоксально-коммунистической, пишет австралийский журналист Билл Биртлз.

В Китае на этой неделе на государственном уровне празднуется 200-летие со дня рождения Карла Маркса и 170-летие публикации его «Манифеста Коммунистической партии». В пятницу Си Цзиньпин выступил с большой речью по этому поводу, в которой он призвал полтора миллиарда китайцев «всем сердцем воспринять учение Маркса».

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», — процитировал «красный император» слова другого коммунистического основоположника, Ленина.

Маркс и Ленин являются в коммунистическом Китае единственными не китайскими философами, которых разрешено изучать и цитировать. И не просто разрешено: Си призвал сделать изучение их работ обязательной частью жизни китайцев.

«Судя по всему, внезапно вспыхнувшая любовь лидера КПК к покрывшейся уже толстым слоем пыли марксистской теории связана не с какими-то идеологическими изысканиями, а с сугубо практической задачей: „освятить“ авторитетом Маркса и Ленина принцип „диктатуры пролетариата“, что в условиях КНР синонимично диктатуре правящей партии», — пишет Биртлз.

На этапе фундамента

Си Цзиньпину кажется, что его собственных «мыслей», даже после того как их включили в устав КПК, все-такие недостаточно для обоснования режима личной власти, и он ищет поддержку у философов, спорить с которыми невозможно по определению, предполагает историк Китая Аркадий Серебряный.

«Цитаты из Маркса и Ленина для Си Цзиньпина являются идеальным инструментом укрепления своего „императорского“ статуса. Во-первых, классики марксизма наговорили и написали за свои жизни столько всего, что в их наследии можно найти цитаты на любой случай и толковать их как угодно без опасения нарваться на опровержение со стороны авторов. Во-вторых, исторический вес этой пары настолько велик, что на фундаменте их учения можно построить куда более солидное здание, чем на идеях Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина и самого Си вместе взятых», — сказал он «Ридусу».

Хотя Карл Маркс ничего про Си Цзиньпина не писал и вообще воспринимал Китай как другую планету, принципы немецкого философа про однопартийную систему как нельзя лучше подходят в качестве обоснования «всесильности и верности» установленного в КНР «социализма с китайской спецификой», полагает эксперт.

«Вообще, китайскому лидеру кажется хлопотно и нерационально выдумывать какие-то новые теории в обоснование „легитимности“ своего правления, когда можно взять готовую, проверенную временем теорию. При этом говорить о возвращении в Пекин коммунистической ортодоксии вряд ли правильно. Си Цзиньпин берет у Маркса и Ленина ту часть, которая обосновывает необходимость партийной диктатуры, но аккуратно обходит те места, где низвергаются законы капиталистической экономики», — говорит он.

Налетит на поднебесную ось

Любой авторитарной системе власти для ее нормального функционирования жизненно необходима фигура вождя, на личность которого, как на ось, будет насажена вся партийно-государственная структура сверху донизу. И Китай исключения не составляет, объясняет происходящие в КНР процессы эксперт Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин.

«Си Цзиньпину монопольная, почти императорская власть нужна не как самоцель. Она для него — как такой пульт управления, нажимая на кнопки которого он заставляет страну совершать те или иные действия. И страна должна исполнять команды с пульта беспрекословно, иначе пульт — абсолютная власть — просто не работает как надо», — сказал он «Ридусу» ранее.

Теперь, предсказывает Ларин, можно ожидать, что в Китае начнутся еще более массовые чистки в партии, ликвидация малейших проявлений самостоятельности низовых партийных комитетов.

Уже за период между XVIII и XIX съездом КПК было репрессировано 440 партийных чиновников, 43 из них — члены ЦК. Хотя почти все репрессии оправдывались борьбой с коррупцией, коснулись они удивительным образом лишь тех партийцев, кто сомневался в правильности отказа от курса, заложенного Дэн Сяопином.

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия