Это не революция: эксперты о событиях в Армении

События в Армении не стали еще одной «цветной революцией», хотя внешние атрибуты таковой присутствовали.

Это не революция: эксперты о событиях в Армении

Премьер-министр Армении Серж Саргасян оказался «калифом на час»: он пробыло в этой должности неделю и подал в отставку в понедельник после массовых протестов в Ереване.

Массовые акции против избрания Саргсяна премьером Армении начались в республике 16 апреля. Через несколько дней оппозиционный депутат Никол Пашинян заявил о начале «бархатной революции».

Бархатная лошадка

Не надо понимать слишком буквально заявления, которые сейчас делает Пашинян; это может быть просто его актуализация как политика, считает армянская политолог Карина Геворгян.

«Пашинян на сию минуту рассматривается как первый претендент на должность первого министра. Но не исключены никакие другие варианты. Потому что авторитет Пашиняна был не очень высок до нынешнего кризиса, и каковы его личные амбиции, пока сказать трудно», — рассказала она «Ридусу».

Лидер протестов никогда не был замечен ранее в выдвижении каких-то экономических программ, поэтому трудно спрогнозировать и то, что Пашинян может предложить Армении, если из оппозиции он перейдет во власть.

Но совсем не будет странным, если на место отставленного Саргасяна придет кто-либо из возглавляемой им Республиканской партии, продолжает политолог.

«Мы все это уже проходили — когда после свержения КПСС вакантные посты заняли функционеры той же самой КПСС, только сменившие название. Ведь Саргасян ранее переформатировал политическую систему Армении из президентской республики в парламентскую, и таким образом партия, имеющая в парламенте большинство, выдвигает своего представителя на пост главы правительства», — говорит Геворгян.

Революция эмоций

Отличие нынешних событий в Армении от внешне столь же ярких событий, например, в Украине в 2013 году состоит в том, что в Ереване нет и не было противостояния по идеологическому или по политическому признаку. Эмоции протестующих были направлены не против какой-то политической программы или ориентации, а на одного человека — Сержа Саргасяна, поступок которого армяне — независимо от политических предпочтений — восприняли как обман народа.

«Когда ведущий политик сперва клянется, что не будет претендовать на конкретный верховный пост, а затем начинает объяснять, что „его товарищи упросили“ это пост занять — это вызывает возмущение у всех уважающих себя людей. Моментально вспыхнули подозрения, что Саргасян именно под себя и переделывал Конституцию, поправки к которой и вступали в силу в апреле. Людей вывело на площадь ощущение вопиющей несправедливости такого порядка», — говорит эксперт.

Именно потому, что триггером выступлений в Ереване стали не столько социально-политические, сколько морально-этические причины, протесты никогда не приобретали какой-либо международной — в частности, антироссийской, как это было в Украине — окраски.

«В прошлом году Пашинян попробовал было выдвинуть лозунг „Долой русский колониализм“, но общество отнеслось к этому равнодушно. Поэтому на этот раз он таких лозунгов уже не выдвигал», — свидетельствует Геворгян.

Всё только начинается

Сегодня вообще рано еще делать какие-то выводы об итогах событий в Армении — хотя бы потому, что эти события с отставкой Саргасяна не закончились, считает сотрудник Института социально-политических исследований стран Черноморско-Каспийского региона Владимир Новиков.

«В среду в Ереване начинаются переговоры о составе будущего кабинета министров. И от их результатов зависит, остановится ли развитие ситуации только на формировании нового правительства, или же она станет развиваться в сторону проведения новых парламентских выборов, что может кардинально поменять расклад сил в стране», — сказал он «Ридусу».

Если речь зайдет именно о новых выборах в парламент, то события минувшей недели окажутся не концом, а напротив, началом новой политической эпохи в жизни Армении — учитывая, что по иронии судьбы именно усилиями уже не премьер-министра Саргасяна именно парламент стал главным органом власти страны.

Но какой бы ни оказалась конфигурация нового правительства или парламента Армении, это почти наверняка никак не поменяет статус-кво, существующее в положении маленькой страны в мире.

«В Армении, как, наверное, везде на постсоветском пространстве, есть силы, которые хотят, условно говоря, больше английского языка на вывесках и меньше русского (которого и в советское время в Армении почти не было — прим. „Ридуса“). Но такие силы в Армении целиком и полностью маргинальны, и волноваться, что они на выборах получат сколь-нибудь заметный результат, оснований нет», — подытоживает Новиков.

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия